23:29 

Семь в одном.

OurSous
Жена металлиста: в правой руке лолли-поп, а в левой - "коза".)
Просыпаюсь от жары и духоты, солнце бьёт в окно. На часах - пять утра. Переворачиваюсь на другой бок, подставляя этот вентилятору (авось, просохнет), подтягиваю подушку, съехавшую с одела, сложенного пополам, что служит мне постелью эту неделю, и засыпаю снова. Встаю спустя несколько часов, заползаю в еле тёплый душ, нахожу свои три баночки и мочалку среди хаоса из зубных щёток, мыл, гелей, зубных паст, масел, тоников... Молюсь, чтобы в ближайшие двадцать минут никто не решил помыть посуду, плиту или что-то ещё, потому как кухню и душ соединяет одна труба, а кипяток, внезапно обливающий с головы до пят, приводит меня в слёзную истерику. Но обычно получается без травм, и еле тёплые струйки избавляют меня от слоёв пота, выступившего за ночь. И вот, ощущение человечности возвращается в это тело. Полчаса можно свободно дышать и жить, затем всё снова возвращается. Пытаюсь найти хоть что-то цивильное в гардеробе, который кучками теперь распространился по всей квартире, но попадаются только не подходящие наряды, поэтому иду к Ире в комнату гладить что-нибудь из большой кучи стиранного белья. Прохожу мимо полуоткрытой двери Марго, но Марго уже ушла на работу; затем переступаю через четыре ноги в большой конате на полу, свисающие с матраса; открываю дверь к Ире, придерживаемую утюгом, Ира спит, снова свернув всю простыню у себя на животе. Нахожу в горке за дверью что-то сочетающееся между собой и более-менее цивильное, привожу в порядок. Вот, теперь можно переодеться из полотенца в одежду. В квартире спят все кроме Коти, который настойчиво напоминает о своём существовании и просит холодильник выдать ему положенную порцию еды. Если есть время, то я совершаю магическое действие, и Котя получает то, о чём просило, но времени хватает не всегда. Если холодильник открывается коту, то открывается он и мне, и я ищу, то бы такого не закусить. Там вон чья-то гречка, тут котлеты, покисающая сметана и цветущий пирожок, а ещё там бывает оставленная вечером молочная нямка и ежевичный сок. Тогда можно и позавтракать, отрезав небольшой кусочек соседского сыра и отломив немного хлеба. Обуваюсь, спускаюсь по лестнице, игнорируя лифт, проверяю почту. Иногда попадаются квитанции или открытки, но чаще сплошной спам. В автобусе до метро можно подумать о дне грядущем и повспоминать, что снилось. Можно, конечно, делать это и на ходу, но ход тогда замедляется. По утрам теперь в метро толкучка из-за ремонта одного из трёх эскалаторов, так что можно ещё пару минут дремать. Можно даже ноги поднять и попрактиковаться в левитации, главное только с направления не сбиться.

Выезжаю по своим краснокрестовским делам. Завести материалы в офис, сходить в отдел здравоохранения, организовать донорский день, дать интервью для телевидения... Ещё бы обзвоном хорошо бы заняться, но пока не получается. Пока другие заботы.
За три часа, объехав центр, встречаю молдаван раз шесть. Кажется, что ребята приезли с собой не только гостинцы и жару, но и дополнительный поезд туристов.))

Или гуляю гостей по городу. Говорю по два слова про главные здания, что помню ещё со школы или со второго курса - они в восторге, мол, столько всего знаю о городе, а они вот про К. ничего сказать не могут. Ещё бы, книжки по истории страны и города ведь не читали.) А кто-то может.)

Или бежим на электричку, потому что выйти планировалось в одиннадцать, но к этому времени удалось только поднять ребят с кровати, а если не успеем на эту, то до следующей ждать придётся два часа. Провести это время на вокзале Удельной в 35-градусную жару - перспектива совсем не радостная, поэтому бежим. Договорились ещё с Хис поехать, но у неё заныл зубик, так что не получилось встретиться. Зато вызваниваю Маринку, которая снова забыла свой севший телефон на огороде два дня назад и теперь обижается, что никуда её не зову.
Выбегаю из Удельной, покупаю билеты, отправляю Ирэн смотреть расписание, приезжает электричка, ребята разбираются со штрих-кодами у турникета... Но народу много, потому мы хотя и впихиваемся с трудом, но всё-таки попадаем в неё. Сорок минут пути до Зеленогорска, есть время поспать и даже посидеть после Солнечного.

Или гуляем по Царскому селу и за один только вечер вторника, когда дворец закрыт, встречаем трижды молдаван. Кого-то определяем по языку, а кого-то по футболке Кёльн. Дело в том, что вся Молдова ходит сейчас в таких футболках, и если со стороны покажется, что дело в крупном саммите, массовом выезде молдаван в Кёльн или массовом приезде кёльнцев, то на самом деле всё проще. Эти футболки стали продаваться на базарах, а город К. славится своей модой на инкубаторский стиль. Это когда у всех всегда всё одинаковое, и считается модным. В моё детство это были: обувь на платформе, джинсы-клёш, чёрные с зелёными полосками спортивные штаны на кнопках, капри...
Думаю, был бы прикольный сувенир из города К.)

Или работаю на молочном продукте Весенний День компании Ленмол, которая маскируется под Унимилк. Кстати, кефирчик Доктор Врандт тоже переходит под их марку и скоро станет просто 1% кефиром Весенний День. Раздаю полотенца за покупки, улыбаюсь охраннику. Люблю работу промика, это всегда выгодо. Так, девочка с соседней стойки Несчи подарила бокал, который выдаётся за пять акционных крышек. Всё это легко списать на ТЦ, в котором мы работаем, потому как объёмы пропажи там огромные. И все делают вид, что никто ничего не знает. Но не дай бог промики пронесут нестикерованную зажигалку - криков столько будет, что проще завернуть сразу всю сумку в полиэтилен и простикеровать её.
Но ещё больше люблю дегустаторов. Конечно, кефир Весенний День можно назвать кефиром весьма относительно, заявленная жирность более-менее видна только если открыть пачку, предварительно не взболтав её. Тогда льётся густой красивый жирный напиток. А постоявшая сметана покрывается водичкой, хотя сама по себе и жёлтая, и двадцать процентов. Так или иначе, по выходным в доме появляется кефир, а если найти другие дегустации в своё рабочее время, то можно нормально пообедать в магазине.
Если бы только работодатели думали головой, разрабатывая акцию! Ещё ни разу не встречалась мне адекватная речёвка, с которой можно было бы продуктивно работать. Спасибо хоть одежда время от времени бывает сделана с умом, но не в этот раз. Платья доярок с длинным рукавом, сшитые из искусственных штор ультра-голубого цвета с горбом на спине.

Или встречаемся с Хис в парке. Она вся такая норвежски-спокойная и с рюкзаком GiBlod.no

Или купаемся в фонтанах. Три взрослых человека в цивильной одежде прыгают в шутихах, а Санда смотрит на это и наотрез отказывается идти к нам, хотя сама же хотела искупаться в заливе. Но в итоге я таки её затаскиваю в фонтан, щекоча и таща за руку. Там радука, Санда смеётся, кто-то снимает это на зеркалку... А потом мы сохнем на солнышке.

На заливе хочется пить и есть, а из напитков только две бутылки лимонада. Это кака, особенно если хорошенько нагреть, поэтому мы приступаем к дыне. Стаканчики и ножик мы, конечно же, забыли, но нож был любезно предоставлен дедушкой, что работает в лагере через дорогу. Ах, этот лагерь... Столько воспоминаний и эмоций!
Дыня оказывается большой и очень сочной, она течёт по рукам, капая в песок. Но много съесть не получается, поэтому мы её заворачиваем в пакет и везём домой.
А пока собираемся, включаем Здубов на телефоне и, танцуя что-то среднее между буги-вуги и хорой, подпеваем.

Или наматываем круги возле дома, потому как прямой путь к Комендантскому оказался закрыт строящейся дорогой, иначе повела бы ребят сразу на Пионеру. Там хотя переход не самый удобный, но всяко получилось бы быстрее. Смотрю на часы - отстаём от плана на десять минут, но всё равно уже никуда не денешься, поезд не подгонишь, да и должны успеть в любом случае.
Немного дремлем в вагоне, потом переходим со Звенигородской на Пушкинскую, выход в сторону вокзала. Ещё пятнадцать минут, всё нормально, последняя лестница для этого огромного чемодана... Нумерация с хвоста поезда, за десять минут успеем и дойти, и попрощаться нормально.
В вагоне ужасно душно, ребята снова едут у неоткрывающегося окна запасного выхода. Говорю, что при движении поезда будет легче. Юлик весь мокрый, дышать нечем. Но в целом соседи более-менее приличные.
Оказывается, что Санда не купила какие-то брелочки, которые ей очень хотелось, но на них времени уже точно нет. Нуца пытается оставить мне деньги, но зачем - свяжемся, всё спокойно узнаем, я куплю и отправлю вместе с забытыми ими дисками, фотографиями, некупленным зонтом и канцелярией, ненайденными мною мулине и марками...

Возвращаясь вечером домой, слушаю Систем из ларька у метро, пока жду транспорт на остановке. Очень расслабляет. Нравится мне этот ларёк, и туда надо будет обязательно заглянуть. По вечерам они ставят неплохую музыку. Как-то даже попала на японскую эстраду годов восьмидесятых.

Или иду на Главпочтамт, потому что мы поздно выехали и не успели на почту возле дома, а уведомление отправить надо, уже четвёртый день на исходе.
Главпочтамт - это такое место, где хочется сразу застрелиться, чтобы не мучаться. Всегда жалко иностранцев, попавших туда по несчстному стечению обстоятельств.
При входе стоит аппарат для электронной очереди, но она никогда не работала, так что не тратьте бумагу и чернила зря. Всё равно из сорока окон работают только четыре, и те с перебоями. Например, не принимают международные отправления. Или не работает отдел упаковки. А верить надписям на окошках вообще нельзя: в телеграфе принимают уведомления о прибытия иностранцев, в EMS оформляют бандероли и посылки, в банковской кассе принимают телеграммы и письма, в приёме писем - только ценные с описью, справочная вообще не работает... Каждый раз этот хаос перемещается и видоизменяется, вызывая уменя приступы откровенной истерики к концу первого часа стояния в очереди.

Или бредём два часа пешком домой, потому что хотели посмотреть на мосты и ночной город, но оставаться на ночь в центре было бы неблагоразумно.

А дома Марго играет на флейте под Сплинов, поющих в телевизоре. Прихожу в дикий восторг, начинаю подпевать и пританцовывать - и не важно, устала, или хочу пить, или ещё что.

Или ужасаюсь кулинарным способностям Ирэн: полкухни в копоти, цветочки явно немного загнулись от жара, погнулись жалюзи. Иду в комнату, спрашиваю, жива ли сама. Жива, говорит, просто капусту пожарила. В целом это забавно, но больше всего жалко жалюзи.
Потом Ирэн долго искала вьетнамки, и мы уже предположили, что она ими тушила капусту)) Но нет, вьетнамки нашлись, целые и невредимые.

Ужин готовится к полуночи и выходит интернациональным - мамалыга и окрошка. Счастья в мамалыге я так и не нашла, а вот окрошка на воде со сметаной оченно порадовала. Это вкуснее, чем на квасе. А вот ребятам было странно на вкус.

Или учу девчонок крутить сушки. Они всё делают в первый раз, и это хорошее развлечение перед сном. Вдобавок купила набор магазинных сушек для сравнения и расширения ассортимента, но домашние оказались вкуснее. Так часто бывает.
В два часа ночи мы пьём гибискус и изучаем целую палитру новых вкусов: нори, сёю, имбирь, васаби, рыба с овощами, угорь...

Или, придя с работы убитая, предлагаю Ире сыграть в твистер. И лва с половиной часа мы с ней ползаем по кружкам, вытворяя невообразимые позы и задыхаясь от смеха, крутим стрелочку, вспоминаем, где у нас руки-ноги и кто из них правый-левый... Твистер на завтрак и твистер на ужин - вот вам и отличная зарядка каждый день.
На ватных ногах иду на кухню обсудить планы на завтра с гостями.

Или сажусь переводить тексты после прогулки в четыре утра. Очень хочется спать.

Или, выспавшись, еду на последнем поезде с ребятами в центр. Гуляю их от Гостинного к Синему мосту, они уже уставшие после целого дня шопинга, но мужественно несут штатив и зеркалку. Колоннада Исаакия почему-то открыта, но отговорить от похода наверх всё же удаётся. Неспеша бредём к Президентской библиотеке им. Ельцина, садимся на траву у Медного всадника, слушаем живую музыку и снова штатив. Отдохнув, спускаемся мимо толпы людей и разнообразной музыки на причал, откуда наблюдаем сразу Благовещенский и Дворцовый. Мосты разведены - значит, домой мы не попадём, гуляем дальше.
Песни, гитары, люди, мосты, туристы, автобусы, баржи, катера, танкеры, огни, музыка, ночь... Доходим, наконец, до пойстеров у Дворцового. Пока ребята отдыхают и снимают, просто вхожу в транс под барабаны, пение и фитили. Пои не самые интересные, не было моих любимых длинных цепей, а разгонялись вообще мало. Так или иначе, но мы это время сидели, чему девчонки были рады.
Санда очень хотела загадать желание Чижику, но начала с молдавских баней. После десятого раза Чижик молвил ей молдавским же голосом, чем очень напугал и в то же время развеселил ребят. Нуца снимала чёрный купол Мухи на фоне тёмно-синего неба. Можно ставить галочку на этом пункте.
Рассвет, легенды о Павле, заветная пяточка у Петра, игра в Крокодила пятерых русских после чинзано, когда молдаване угадывали раз в пять быстрее, Малая Садовая, латте в полпятого, такси, очередь в метро... я обожаю этот город.

Прохладнее, по ночам даже хочется укрыться одеялом.
Ставлю будильник на девять утра, но просыпаюсь только в одиннадцать, когда в моей голове звонит Скайп. Через пятнадцать минут выхожу на работу, ещё через пять - уже на работе.

И если спросите, хочу ли я всё это повторить, отвечу: да.

@темы: Питер, вокруг, други, кухня, музеи, погода, поезда, работа, эго

URL
Комментарии
2010-07-19 в 13:16 

sestra Marina
Не важно, сколько дней в моей жизни. Важно, сколько жизни в этих днях.
Дело в том, что вся Молдова ходит сейчас в таких футболках что-то я не представляю даже, о каких футболках идёт речь.
Нуца пытается оставить мне деньги - это было мамы Ленино указание. Можно было и взять, а то долг в тыщу рублей за их папиком, который обещал вернуть, как только зарплату дадут, так и висит с прошлого сентября. Если бы можно было верить этому человеку на слово, то вышло бы, что з/плату так и не давали ещё (
я куплю и отправлю - только не почтой или поездом. До 30-го недолго осталось, но успеешь связаться с самолётолетящим человеком, надеюсь.
Иногда попадаются квитанции или открытки - да, мы тоже получили сегодня карточку с калмыцкой девочкой ))

Кухню жалко. Но в целом - дочь, достойная своего отца. Действующие лица, мероприятия и город - другие, а ритм жизни тот же.

2010-07-19 в 19:14 

OurSous
Жена металлиста: в правой руке лолли-поп, а в левой - "коза".)
Деньгами от т. Лены они отдали доллары. А на брелоки хотели ещё дать 200 рублей в поезде.
с самолётолетящим человеком читаю: самолетящим)) Почему не поездом?
да, мы тоже получили сегодня карточку с калмыцкой девочкой )) Ага. Остался только Саратов, который, кстати, был самым первым))

Зато есть повод отмыть, наконец, кухню полностью! :)

URL
2010-07-19 в 20:20 

sestra Marina
Не важно, сколько дней в моей жизни. Важно, сколько жизни в этих днях.
Так из Саратова же пришёл "особняк Кшесинской" :hmm:
Зачем поездом да с оплатой, когда человек полетит? И надёжней, и быстрее - через 2 часа всё получим, практически не отходя от дома.

Могу, кстати, напомнить и где жалюзи покупались :shuffle:

2010-07-19 в 20:50 

OurSous
Жена металлиста: в правой руке лолли-поп, а в левой - "коза".)
Ага. Волгоградские трамвайчики тоже были. Значит, пока всё. :)

Де, если не секрет?)

URL
2010-07-19 в 22:47 

sestra Marina
Не важно, сколько дней в моей жизни. Важно, сколько жизни в этих днях.
"Максидом". Вместе с тобой же и покупали.

   

Анамнез.

главная