Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:44 

OurSous
Жена металлиста: в правой руке лолли-поп, а в левой - "коза".)
Врачи иногда говорят, что очень важно в любом лечении, чтобы человек сам желал вылечиться.
Сейчас в очередной раз Первый канал рассказывал о своём проекте помощи тяжело больным детям (нет, мне не нравится, что в нашей благотворительности дети являются самым благоприятным вариантом для оказания помощи, но в данном случае речь не о пиаре благотворительности с использованием детей, а о самих детях, которым, несомненно, тоже нужна помощь). И кто бы не рассказывал о больных детях: Русфонд, AdVita или донорские организации, они всегда говорят не только о том, как важно лечение, но и о том, какие есть желания, интересы и мечты у этих детей. Малюсенькая девочка с гипертрофированным сердцем стремится сделать хотя бы несколько шагов сама и помочь маме, девочка, которая без корсета не может даже сидеть, мечтает о том, как будет ходить и бегать...
И они будут ходить, я уверена. Пока они не позволяют своей болезни взять верх над своим умом и жизнью, они будут рваться вперёд изо всех сил.
Дело ведь не в болезни, а в голове. Не говоря про инвалидов, занимающихся олимпийскими видами спорта, танцами и много ещё чем... Кстати, я не так давно перестала испытывать чувство жалости и сострадания к таким людям. Не знаю, когда и почему это случилось, но я раньше не могла смотреть Паралимпийские игры именно поэтому. Сейчас не смотрю, потому что мне они просто не интересны - точно так же, как и большинство обычных Олимпийских видов.

Вадик всё время прыгает вокруг меня, чтобы я не перенапрягалась, не вставала на ногу, не ходила много, не сгибала, не стояла и т.д. Сейчас уже проще, потому что и он работает допоздна, и я уже крепко держусь (когда его не дома, вообще без костылей всё больше хожу, медленно и аккуратно, держась за стеночки), а вот в больнице это вообще пц был. Он, конечно, переживает, чтобы восстановление прошло максимально хорошо и чтобы я никак себе не навредила (за такие-то деньги!), но ведь я и сама соображаю - возможно, даже больше него - насколько это важно.
Ещё до операции я поняла, что главное - это чувствовать себя здоровым. Когда не болело колено, когда я могла нормально ходить и даже танцевать без боли, я ощущала себя практически здоровым человеком, хотя и знала, что это может прекратиться в любой момент, и что с каждой неделей мениски всё больше превращаются в фарш. После операции было тяжело первые дни, но я встала на костыли, как только разрешили - да, через боль и головокружение, и я честно, сидя на унитазе за закрытой дверью, думала, как же мне лучше падать в случае чего и звать ли сестёр на помощь.
Дома я приходила в себя и старалась всё больше напрягаться, передвигаясь, чтобы поход до остановки перестал быть для меня испытанием. Но тогда была жара - а это и в здоровом-то состоянии провоцирует у меня обмороки.
Слава богу, я не инвалид и даже спорт мне не запретили, просто сильно ограничили. Но пока муж говорит мне, чтобы я забыла про акробатику и капоэйру, чтобы я осторожно и медленно ходила (даже спросил, почему же это я не на такси разъезжала за паспортом!), я стараюсь как можно меньше себя ограничивать. Если я не буду стараться как можно больше ходить и делать сама, если я не буду думать о том, что вот-вот начну отжиматься от пола (пока на одной ноге, потом и на двух), что через несколько месяцев снова буду бегать и займусь степом, а уже в июле постараюсь собрать все документы для загранпаспорта... Я бы лежала целыми днями на кровати с котом и жрала бы как конь, впав в депрессию. А ведь на то у меня есть все основания.

Каждый раз, глядя на нашу очень толстую и, как она сама говорит, очень больную соседку, сидящую на скамейке у подъезда, я думаю, что у неё тоже дело всё в голове. Конечно же, она больная и толстая, ей тяжело ходить и вся её подвижность заключается в том, чтобы на лифте доехать с шестого этажа на первый, спуститься на восемь ступенек и сесть на скамейку. По-моему, она ещё и курит.
Но мне почему-то кажется, что если бы она хотела, старалась и работала над собой, она вполне могла бы сама дойти до ближайшего ларька, а не посылать туда соседей. Пусть это и заняло бы у неё час.

Как-то раз я поразилась девушке, которая просто порвала мою картину мира пополам на "до" и "после", поразив меня своим поведением и видом. Через дорогу в сторону метро очень быстро перебирая руками ехала девушка... на доске. Потом что ноги у неё были ампутированы полностью. До таза. При этом девушка вела себя совершенно спокойно и уверенна, а выглядела отлично - причёска, макияж, хорошая одежда, сумка через плечо. Да как она, инвалид, полчеловека, вообще решилась из дома без сопровождения выйти?!)))) Просто она не полчеловека, а полноценный человек. Девушка. Симпатичная.)

Нельзя признавать себя больным и несчастным. Нельзя позволять этой мысли ломать твою собственную жизнь, заточать тебя в клетке и отнимать у тебя силы.

Ровно год назад я познакомилась с капоэйрой. Очень надеюсь, что я аккуратно и не перенапрягаясь получу пояс в мае, а ещё научусь делать стойку на руках, наконец. Нет, я не хочу делать прыжки, акробатику и ходить на семинары - вот это уже будет лишним для моих связок, тем более жёсткие виды спорта и так при нормальном восстановлении разрешаются только через 9-12 месяцев.

@темы: вокруг, люди, организм, семья, спорт, эго

URL
Комментарии
2013-07-04 в 20:10 

sestra Marina
Не важно, сколько дней в моей жизни. Важно, сколько жизни в этих днях.
Надо было менять фамилию на Маресьева.

2013-07-04 в 20:43 

OurSous
Жена металлиста: в правой руке лолли-поп, а в левой - "коза".)
Да меня и эта устраивает)

URL
   

Анамнез.

главная