11:55 

Коротко о главном

OurSous
Жена металлиста: в правой руке лолли-поп, а в левой - "коза".)
Из Белгорода мы всё-таки приехали, несмотря на аварию в Прохоровке, случившуюся за час до отправления нашего поезда по расписанию как раз на нашем пути. На вокзале мы ещё ничего об этом не знали, только по громкой связи объявляли задержку поезда Москва-Белгород "по техническим причинам" на неопределённое время, и только когда мы всё не трогались и не трогались, я нашла в интернете информацию про КамАЗ. С опозданием на 50 минут мы всё же тронулись, но поехали в обратную сторону - и тогда, сидя в своём купе, мы понятия не имели, пустили ли наш поезд в объезд или просто убирают с платформы на запасной путь. Глядя время от времени в Яндекс.Карты я всё же выяснила, что поезд наш поехал в объезд, минуя Прохоровку, до Курска через Льгов. В Курск мы прибыли с отставанием на четыре часа, в Москву приехали на два часа позже... И все как-то рассчитывали, в Питер мы прибудем, опаздывая часа на полтора. Хаха три раза)) Как мы мчались мимо Тосно и Колпино, я не видела ни разу, наверное, за всю свою поездную жизнь. Кажется, мы проезжали мимо стоявшего на соседних путях Сапсана - неужели даже они нас пропускали в этот раз?! В итоге, на Московском вокзале мы встали всего на 30-40 минут позже расписания. Ура РЖД!)))

За две недели там случилось два серьёзных события, о которых написать надо, но распространяться и вдаваться в воспоминания не хочется.
Первое - это ребёнок заболел. Скорее всего, его продуло ночным сквозняком, который я проглядела, но утром в воскресенье ребёнок стоял в кроватке с температурой 38. Потом мы ему постоянно предлагали пить, поили парацетамолом и ибупрофеном, температура снижалась до 37, но потом поднималась снова до 39. Детёныш как будто бы ничего особо не замечал и продолжал гонять по квартире, раздавая всем указания на своём птичьем языке. Годовалый ребёнок - уже достаточно взрослый, чтобы уметь брыкаться ногами, пихаться руками, отворачивать голову, сжимать губы, стискивать зубы, плеваться и просто перекрывать языком глотку. Короче, если он пить не хочет, то пить он не будет. Честно, я такого отчаянного сопротивления просто не ожидала. И когда после двух с половиной часов сна вечером ребёнок был настолько горячий, что об него, казалось, можно было обжечься, а сам он при этом лежал, прикрыв глаза и не двигаясь - вот тогда мне стало реально страшно. Тогда мы пошли методом Комаровского и буквально по миллилитру стали выпаивать Тёму из шприца. То есть мы-то ему насильно, открывая рот и сжимая руки, сквозь слёзы и очень недовольный детский крик вливали примерно по чайной ложке раствора для регидратации, но он его по-прежнему выплёвывал.
Приезжала первая в моей жизни детская Скорая. Осмотрели красное горло, сделали литический укол в попу (который Тёме ужасно не понравился). Перенервничали все, включая даже немного меня и такого же примерно как я спокойного Вадькиного папу. Зато через час ребёнок был счастлив и как будто бы почти здоров)))
Потом мы вызывали врача на дом, продолжали поить мальчика из шприца и обтирать влажными пелёнками (как раз в дни болезни стояла жара около 35 градусов). На третий день температура резко снизилась, на пятый нормализовалась. Перед отъездом мы ещё навестили детскую поликлинику, чтобы убедиться в том, что поезд ребёнку не противопоказан.

Второе событие, о котором в Белгороде знали только я и Вадик, печальное и конечное. Я просто стояла в душе в квартире свёкра в Белгороде и вдруг подумала, а что если мой визит в гости к тому нашему раковому родственнику, был последним? Дело в том, что я вообще собиралась с мамой к нему ездить хоть каждый день - всё упиралось в мужнину работу и, соответственно, невозможность оставить с ним Тёму на это время. Мне очень хотелось вдохнуть немного свежей жизни в этого одинокого себе-на-уме пожилого мужчину, ведь теперь у нас были все возможности что-то делать, а у него не было особо сил нам сопротивляться. Мне хотелось перестирать его пыльные вековые шторы, вытереть всюду пыль, прикрытую газетками (человек вообще-то астматик), приклеить обои там, где он и сам собирался это сделать, побелить потолок... И вот я стояла и думала, а что, если вдруг - всё? И тот наш недолгий разговор был последним, и больше мы с ним не увидимся, и что же он мне сказал, и что сообщила ему я.
Примерно в это время в Питере моей маме и позвонили из больницы, куда вечером в реанимацию в бессознательном состоянии она привезла Вову. Не приходя в сознание, он скончался вечером 21 июля.
Морг, крематорий и даже похороны - всё это прошло без меня. Были всего четверо, кто с ним прощался, только родственники.
Теперь его чёрно-белая фотография стоит в нашей гостиной рядом со стопкой, накрытой кусочком чёрного хлеба. И теперь я уже могу себе позволить изредка проявлять те эмоции, которые полагаются в таком случае.

@темы: семья, путешествия, поезда, диагнозы, дети

URL
Комментарии
2015-08-03 в 17:14 

Афина_Диана
Счастье! Вдохновение! Успех!
Второе событие, о котором в Белгороде знали только я и Вадик, печальное и конечное.
очень жаль =((
:pity:

2015-08-04 в 18:27 

Zhevi
"- Волнуетесь? - А это поможет?"
Сочувствую тебе...

   

Анамнез.

главная